Айгерим Тажи и Илья Одегов. В СТОЛ

 

Айгерим Тажи

***
Богородящее облако.
Золотобокие яблоки
засыпают окно снаружи…
Кожа покрылась бутонами.
Косы сплетаются в коконы.
Мерно укачаны бабочки
ветром простуженным. 


***
примеряя чужие головы
на шейный кол
перед зеркалом
передразниваю себя
соло имени по вкусу древнее соли
которую пуд за пудом да второпях
чтоб быстрее ближе нам стать
заметь
сердце за нарисованным очагом
на замке
не ключи звенят, а кусочек меди
зажатый колокольчиком в кулаке


* * *
В

урони в себя
я в преддверии
сидя в омуте
верю в берег
уничтожена
тиной истина
след прохожего
на холстине
сердца тканного
так впечатан
что я падаю
непочатой


***
Я с сенокоса принесу охапку свежести,
Вдохну, и что-то застучит в отмершей полости.
Мир равновесия покажется нелепостью.
Мой поезд тронется, срезая ветру волосы.
Взойдет луна, задернет черный тюль над городом.
На небе звездные веснушки разом высыплют.
Зашепчет степь молитву в клеверную бороду.
И птицы нотами уснут на книге рисовой.
Сырая песня. Разнотравье в росах-бусинах.
Под веки солнце просочилось, слезы выместив.
А косы черные с восходом станут русыми,
Под флагом снов уйдут в пучину моря витязи.
Сухое сено вспыхнет зорями безумия.
Весы качнутся, сердце – барабанный вакуум.
Но, балансируя  на острие, сутулая
Проснулась, вспомнила о чем-то и заплакала.

 


Илья Одегов

***
я в каталоге катеров был бы католиком
ты катаешься возле ты из категории
катастроф в голове моей только колик и
гипотенуза что  дольше живёт по плану
каждого катета теперь гадаю катит или не катит
твои лепестки обрубая катаной


***
яблоко от яблони
падает от греха подальше
на ньютонову голову


***
дай мне вина джульетта изогнувшись просит линия любви
чтобы смыть с поверхности еле шумящих дубовых листьев свой почерк
междометий столько унесла сегодня осень
to be или not to be или голос – голос младенца ночью


***
граница этого моря обозначенного нуклеиновой кислотой
обрывается на старте откуда по коже бегут мурашки пахнущие парфюмом
покажу им рукой куда бежать
пусть принесут мне полоску тени из-под твоей одежды
сверну её нежно и сложу в нагрудный карман костюма


***
слова вертятся на языке и вылетают с ветром
нанизываясь на покрытые соленым снегом ветки
пока я в сердце развожу костер


***
По закону сингармонизма, гром не ударит в крапиву
В городе, где есть место печали и обещаньям
Только молнии делят небо на две неравные половины
Только деревья машут мне листьями на прощанье